Слушать и слышать, или Критика, но не критиканство


Слушать и слышать, или Критика, но не критиканство

11.12.2016                                Слово Писателю 


 

Критиковать легко, хвалить еще легче, а вот воспринять литературное произведение, которое художественно и в то же время почти зеркально отображает действительность, порой тяжело, непривычно. Особенно, если это произведение принадлежит  человеку совестливому и принципиальному, решившему, что ему под силу творить разумное, доброе, вечное. Именно такого восприятия не хватает людям, которые постоянно повторяют, что все плохо и нет или почти нет достойных творений в нашей белорусской литературе.

Так ли это? 


Прежде чем ответить на этот вопрос, напомню, что слова «сейте разумное, доброе, вечное» разлетелись когда-то из стихотворения Н.А. Некрасова «Сеятелям» и обращены к «сеятелям знанья на ниву народную». Мое напоминание не случайно. Дело в том, что подавляющее большинство современных  писателей и поэтов не читают произведения своих собратьев по перу. Даже тех, чьи романы, повести, рассказы, поэмы и стихи получили признание читателей, удостоились отечественных и зарубежных наград. Хуже того, современные критики, за редким исключением, не только детально не знакомятся с прозой и поэзией наших белорусских литераторов, но часто высказывают мнение о творчестве того или иного писателя или поэта весьма поверхностно.  В связи с этим мне вспоминается знаменитая советская фраза: «Пастернака я не читал (не читала), но осуждаю». Эта чудовищная фраза сегодня звучит в прекрасном и злободневном многосерийном фильме «Пламенная страсть» – о шестидесятниках. Как говорится, свят, свят, свят.

Теперь по существу. Начну, нравится это кому или нет, с творчества нашего Нобелевского лауреата Светланы Алексиевич. Месяца три назад в материале «Женщина, услышавшая глас Вопиющего» я написал следующее: «У Светланы Алексиевич художественная литература сливается с публицистикой, а публицистика усиливает литературу. Что касается смешенья жанров, то в наше время это сплошь и рядом. Главное, что такое смешенье в данном случае дает эффект разорвавшейся бомбы и есть шанс услышать этот взрыв как можно большему количеству людей. Услышать и задуматься над своей жизнью, после чего начать отделять зерна от плевел. А это делать обязательно надо, если хотя бы представить себе, через какую боль и трагедию прошла Светлана Алексиевич, чтобы оставить людям не художественную, а свою документальную прозу».

Вот как отзывается о творчестве Светланы Алексиевич азербайджанский писатель Вазид Гази, который живет в Швеции: «При чтении кажется, что держишь в руках не книгу, а зеркало, не читаешь, а глядишься в зеркало, показывающее тебе твой же лик, связанных с тобой людей – от родного деда до родного ребенка. Зеркало, показывающее советскую и постсоветскую страну, где тебе выпало жить, людей, окружавших тебя в той стране».

Подобные слова о творчестве любого заметного писателя или поэта не редкость. Они есть в письменных рецензиях к их книгам, в Интернете. Привожу, например, отзыв о Георгии Марчуке: «Давид-Городокские каноны» этого самобытного писателя являются своеобразной молитвой, звучащей в обращении к родному уголку – огороду, ветру, школе, улице, дому, матери… Молитва, возносимая из глубины сердца и достигающая высоких небес, соединяющая в одно неделимое целое горные выси и земные низины. И вот возносится волею автора маленький уголок белорусского Полесья – со своими обычаями и традициями, своеобразным образом жизни и специфическими взглядами на мир – до всеобъемлющего осознания нерушимой спаянности и неразделимости всего живого на земле, понимания ценности каждого прожитого дня, необходимости беречь и сохранять для будущих поколений высокую гору и малую каплю воды, каждый цветок и пташку, солнечный луч и лунный свет, каждый благостный звук и каждое дуновение ветра, ибо жизнь – великое чудо и божественный дар».

И Светлана Алексиевич, и Георгий Марчук сеют разумное, доброе, вечное. Разница в том, что она пишет о жизни жестко, а он предпочитает писать более мягко, она делает ставку на факты, а он на образы. Это не влияет на талант этих творческих личностей и не умаляет их литературные заслуги. Важно, что это наша белорусская литература. Ее знают у нас в республике и далеко за ее пределами. Знают в лице, прежде всего, председателя Союза писателей Беларуси Николая Чергинца, Михаила Позднякова, Алеся Бадака и других.

Николай Чергинец, общий тираж книг которого идет на десятки тысяч, не только славится своим творчеством, но и проявляет свои организаторские способности в популяризации произведений. А это в наше время очень важное качество.

Можно по-разному оценивать творчество белорусских писателей и поэтов. Суть не в этом. Важно всем нам понять, что мир меняется, а с ним меняется и современная литература. Она обретает документальность, краткость, жесткость и даже жестокость. Эта жестокость в литературных трудах характерна и многим другим мастерам слова, таким как Николай Чергинец с его романами «Вам – задание», «За секунду до выстрела», «Майор Ветров», «Приказ №1», «Смертник», «Сыновья», «Смертельный квадрат», «Операция «Кровь»…

Не буду называть имена особо рьяных горе-критиков чужого творчества. В первую очередь потому, что все мы страдаем словоблудием, осуждая ближнего. Понятно, что в этом контексте я имею в виду людей пишущих. Каждый человек имеет право на уважение и понимание. Особенно творческий человек, – речь, простите, не идет о графоманах, – который остро чувствует несправедливость, неправду, отступление от общечеловеческих норм и принципов. Сказано давно: «Не судите, да не судимы будете». 

Увы, наша жизнь слишком коротка, а потому глупо тратить ее не на пользу себе и людям, выясняя часто довольно сомнительные отношения с тем или иным персонажем, выискивая «блохи» там, где их нет. В подтверждение своих слов приведу стихотворные строки Михася Башлакова – замечательного поэта и человека:

 

Повечерело. Дымкой затянуло.
Скорей бы поезд мой на Терюху.
А жизнь, как скорый поезд, промелькнула…
Когда и как? Поверить не могу.

Что я успел на этом свете белом?
Стихов с десяток, может, написал?..
Ну что же рано так повечерело?
Болит душа… И просится слеза.

 

Я не призываю забыть критику, выбросить ее куда подальше, нет. Но накануне  III съезда Союза писателей Беларуси, членом которого являюсь,   хочу сказать: «Сегодня время собирать камни, а не разбрасывать их». Другими словами, вдумчиво относиться к каждому творческому человеку – опытному мастеру и новичку в литературе. А главное – пора перестать делить творческих людей на «наших» и «не наших», «правильных» и «неправильных», членов писательских союзов и «вольных стрелков». Читатели сами разберутся, кто ремесленник, а кто настоящий творец.

Согласитесь, любому писателю, поэту и особенно критику надо больше слушать и слышать. Он должен понимать, что его голос индивидуален и в то же время гармоничен с другими голосами. Это и есть самовыражение, благодаря которому родилась и растет литература. И всемирная, и наша белорусская.

И последнее. Профессиональная, аргументированная критика, а не любительское критиканство дает творческим личностям силу, уверенность в себе и желание трудится на благо своего народа.

 

Анатолий РЕЗАНОВИЧ, журналист, прозаик, член Союза писателей Беларуси 

Источник