Служил Гаврила…или Кто остановит Новикова?


Служил Гаврила…или Кто остановит Новикова?

06.12.2016                        Слово Писателю      Автор: Анатолий АВРУТИН


Можно ли представить, чтобы отставной «силовик» с математически-психологическим образованием, вдруг решил переквалифицироваться, скажем, в хирурга?

Кто не знает этой знаменитой присказки: «Служил Гаврила почтальоном…» 


 

Впрочем, вариантов здесь множество и «служить», т.е. добросовестно и умело исполнять порученные обязанности, можно кем угодно – хоть летчиком, хоть дежурным по станции, хоть дворником – улицу мести ведь тоже можно так, что прохожие заглядываться станут. Врезался в мою, тогда еще детскую память, дворник дядя Гриша, который с метлой обращался настолько искусно, что казалось, будто он вовсе не тротуар подметает, а шествует с косой по росному лугу, оставляя за спиной душисто пахнущий покос…Так что вовсе и не Гаврилой служивого «Гаврилу» звать-величать могут, а Иваном, Миколой, Равшаном, Наумом, Сигизмундом или, скажем, Александром…

Именно с таким «служивым» по имени Александр мне и довелось познакомиться лет двенадцать назад, когда мы с известным писателем, а тогда еще и сенатором Николаем Ивановичем Чергинцом работали над документально-художественной повестью о нем, а в паузах, когда хозяин кабинета в Совете Республики завершал рассказывать какой-то эпизод из своей богатой на события послевоенно-футбольной юности, переключались на тему воссоздания Союза писателей Беларуси, о чем оба мечтали давно…

Время от времени Николаю Ивановичу требовалось срочно найти какую-нибудь старую фотографию или газетную вырезку, что сделать в его заваленном сотнями папок кабинете было, казалось, делом почти безнадежным. Тогда он звал на помощь своего помощника, высокого, крепкого телосложения седеющего мужчину средних лет, и тот начинал лихорадочно перебирать папки, приговаривая: «Еще сегодня здесь эта вырезка лежала… Сам видел… Это вы, Николай Иванович, куда-то переложили, а теперь вспомнить не можете…» Дело, как правило, кончалось тем, что хозяина кабинета внезапно что-то осеняло и он уверенно протягивал руку именно к той из многочисленных папок, где и лежала запропастившаяся бумага: «Иди, Саша, иди… Все равно толку с тебя никакого…» А когда двери за Александром закрывались, тяжело вздыхал: «Дал Бог помощничка… Что ни поручи, любое дело запутает… Но ведь «афганец» бывший… Жаль человека… Пусть работает пока…»

На недовольное бурчание своего шефа Александр внешне никак не реагировал, деловито возникая из-за двери, если тот окликал его снова. От поручений не отказывался – мог и кофе для беседы шефа с важным гостем сварить, и многочисленные ордена-медали Николая Ивановича надраить до блеска… Но лучше всего у него получалось носить за шефом пухлый, набитый бумагами, портфель, когда Чергинец шел на какое-нибудь важное мероприятие. В этот момент нашего «Гаврилу» нужно было видеть – он разворачивал плечи, выпрямлял спину и вышагивал следом за своим патроном с таким видом, будто это он, Александр Петрович Новиков, а никакой там ни Чергинец, собирается почтить своим вниманием высокое собрание и произнести важную речь… Портфель-то держит он!!! В такие минуты умному человеку, увидевшему Новикова, оставалось только улыбнуться: «Что поделаешь, рояль должен понимать, что это не он пишет музыку… Но, увы, сие не про нашего «Гаврилу…»

Позднее, когда в ноябре 2005 года во Дворце профсоюзов проходило Учредительное собрание воссозданного СПБ, Новиков, выполняя поручение Чергинца, наконец-то нашедшего своему помощнику дело по его скромным способностям, стоял в вестибюле и зорко следил за тем, чтобы в зал не проникли посторонние – благо, стати и крепости мускулов у отставного «силовика» было достаточно, чтобы выпроводить нежелательного гостя за порог. С заданием он справился, провокаций со стороны представителей «старого» Союза писателей удалось избежать, на основании чего проведший большую часть собрания в вестибюле дворца Александр Петрович сделал вывод, что именно он был одним из тех, кто «стоял у истоков создания СПБ». О чем не раз впоследствии заявлял на своем сайте. В очередной раз оказавшись в роли рояля, посчитавшего себя сочинителем оперы…

Спустя какое-то время я практически совсем потерял Новикова из вида. Вначале Николай Чергинец покинул кабинет в Совете Республики, полностью переключившись на руководство Союзом писателей Беларуси. Штатного помощника, каким в СР был Новиков, ему уже не полагалось… А в феврале 2008 и я ушел с должности первого секретаря Правления Союза писателей Беларуси, на достаточно продолжительный период оказавшись вдалеке от вершившихся там событий… Правда, выступать перед читателями в библиотеках, школах, воинских частях не перестал, с коллегами общался постоянно. Кто-то из коллег и сообщил мне однажды, что в интернете появился новый сайт «ЛитКритика.by», который возглавляет тот самый… «Гаврила». Точнее, Новиков, все отношение к литературе которого доселе ограничивалось ролью вышибалы на учредительном собрании СПБ… Скажу честно – поверил не сразу. Насколько мне известно, Новиков по образованию математик, утверждающий, что впоследствии закончил еще что-то по психологии… К литературному творчеству никогда прежде касательства не имел… Почти одновременно мелькнули две мысли. Первая – бывший шеф по доброте душевной снова решил как-то поддержать отставного силовика- «афганца». И вторая – добром это не закончится. Ни для литературы, ни для самого покровителя…

В самом деле, можно ли представить, чтобы отставной «силовик» с математически-психологическим образованием (по некоторым сведениям у него и здесь с дипломами не все в порядке), вдруг решил переквалифицироваться, скажем, в хирурга? Пришел в клинику и потребовал, чтобы ему позволили операции делать?.. Пустят его в операционную? А в летчики возьмут? «Боинг» пилотировать? Да что там «Боинг», в бухгалтеры не примут… Новиков же почему-то возомнил, что литературная критика – это именно то, что ему подходит больше всего, а – главное! —литературные познания здесь абсолютно ни к чему. Совсем как в известном анекдоте про незадачливого абитуриента литинститута, который книг не читал, ибо собирается стать не читателем, а писателем…

Чего только в новиковских -- малограмотных, с перепутанными падежами и почти полным попранием синтаксиса текстах не было! И нелепая восторженность от того, что прочел наконец-то на старости лет «Обыкновенную историю» И.А. Гончарова. Ура!!! Неплохая книжка, оказывается… Хотя прочесть обязан был еще в школе… И надменная презрительность по отношению к выдающимся писателям Валентину Распутину и Юрию Кузнецову, книг которых Новиков сроду в руках не держал и о существовании которых узнал недавно и случайно. И снисходительная нравоучительность в адрес маститых российских писателей, поместивших свои произведения в одном из «обменных» номеров «Нёмана», и изображение из себя первооткрывателя, когда речь зашла о Киме Хадееве – легендарной личности, оказавшей в свое время колоссальнейшее влияние на формирование немалого числа минских литераторов… Это все для новоявленного «литкритика», записавшего себя едва ли не в мировые величины, как говорится темный лес… Потому и доказывает неустанно, что для занятий литературой никакого, мол, специального образования не требуется. Внешне оно действительно так, особенно если вспомнить, что Чехов и Булгаков были врачами, Вознесенский – архитектором, а нобелевский лауреат Иосиф Бродский даже аттестата об окончании средней школы так и не получил. Но все дело в том, что писателем вначале нужно родиться… Оказаться отмеченным особым даром, позволяющим видеть мир иначе, чем он представляется остальным. Чтобы при мировых катаклизмах, как говорил Гейне, «трещина проходила через сердце поэта» … Тогда действительно неважно, что ты закончил и закончил ли вообще… Но таких людей на всей планете единицы. Остальным же, стремящимся хоть как-то отметиться в творчестве, необходимы серьезные познания, ибо литература – наука ничуть не менее точная, чем математика. Недаром практически любой серьезный писатель об одном и том же произведении новичка, ни с кем не сговариваясь, скажет практически то же, что и его коллега-профессионал, живущий за многие тысячи километров. И в любой толпе, среди любого числа любителей-полуграфоманов, истинные поэты моментально, шестым чувством, вычисляют друг друга…

Все это Новикову понять вряд ли доступно. Ибо основной задачей литературной критики он посчитал вовсе не поиск и открытие новых дарований, не поддержку ростков творчества в произведениях малоизвестных авторов, как это было в критике во все времена, от Виссариона Белинского до Вадима Кожинова и Варлена Бечика, а исключительно оплевывание произведений тех писателей, которые ему, «Гавриле», так и не дослужившемуся до почтальона, а точнее – Новикову Александру Петровичу, чем-то оказались не по нраву. Будем объективны – на первых порах Новиков набрасывался в первую очередь исключительно на творчество тех авторов, у кого в силу различных причин на тот момент не очень складывались отношения с его бывшим патроном… Выражал таким образом, «благодарность» за приобщение к новому делу. Особенно доставалось Владимиру Липскому и автору этих строк… Но аппетит, как говорится, приходит во время еды. Очень скоро Новиков и еще несколько облюбовавших его сайт «критиков» такого же пошиба, как и он сам, поняли всю сладострастность момента – оказывается, они могут безнаказанно писать о творчестве заслуженного человека любые мерзости, и им за это ничего не будет…И пошло-поехало… Чем достойнее автор, тем с большим наслаждением можно писать о нем всякую несусветицу. Об одном только академике Гниломёдове, единственном, напомню, человеке в стране, получившем звание академика именно за литературу, на сайте появилось огромное количество разносных материалов. Особенно досталось роману-эпопее Владимира Васильевича «Россия», одному из очень немногих на сегодняшний момент в белорусской словесности полотну такого масштаба.

Еще одним объектом бесконечных нападок Новикова и К* стал известный белорусский поэт, переводчик и литературовед, председатель Минского городского отделения СПБ Михась Поздняков. В партнерстве со своим тогдашним коллегой по сайту М. Южиком они практически ежедневно помещали, а Новиков продолжает помещать на сайте и сегодня, разного рода откровенно хамские реплики и псевдорецензии на творчество этого мастера слова. Пересказывать их содержание – значит лишний раз оскорблять Михася Павловича. Достаточно и того, что А. Новиков демонстративно отправил от имени своего сайта в комиссию по присуждению Государственных премий РБ негативный отзыв с призывом не давать Позднякову Госпремии. Одним словом, совершил низость, которой поспешил публично, через тот же сайт, тут же похвастаться…

Нельзя не вспомнить, с каким остервенением Новиков на протяжении ряда лет фактически терроризирует своими писаниями одну из самых ярких наших молодых поэтесс, гомельчанку Марию Малиновскую. Впервые он попытался испачкать черной краской творчество Маши, когда ей исполнилось всего восемнадцать лет, но несмотря на юный возраст она, к тому времени уже автор нескольких сборников и победитель престижных международных конкурсов, была принята в Союз писателей Беларуси. Вместо того, чтобы приветствовать появление в литературе нового имени, Новиков разразился малограмотной разносной статьей… Минуло время, Мария по направлению СПБ блестяще, с отличием, окончила в Москве Литературный институт имени Горького, поступила в аспирантуру, публикуется в самых престижных изданиях, включая журналы «Юность», «Новый мир» и др., заведует отделом поэзии на специализированном сайте «ЛиTERRAтура», а Новиков без зазрения совести все трубит о некоем «закате» ее таланта…

Содержать постоянно обновляющийся полноформатный сайт – дело отнюдь не дешевое и в одиночку мало кому посильное. Поэтому, смею предположить, что за спиной Новикова находится НЕКТО, указывающий ему, что и о ком писать. Причем у этого таинственного кукловода пристрастия меняются достаточно полярно, что незамедлительно сказывается и на пристрастиях нашего «всемирно известного» горе-критика. Еще сравнительно недавно он называл пишущих по-белорусски не иначе, как «мовофилами», всячески демонстрируя им свое презрение. И разошелся настолько, что несколько известных белорусских писателей подали заявления о своем выходе из СПБ, одной из причин которого объявили нападки на белорусский язык со стороны новиковского сайта. И хотя формально «ЛитКритика» -- портал частный и к СПБ отношения не имеет, давняя близость Новикова к Председателю Союза писателей бросала в данном случае тень и на СПБ, и на самого Николая Чергинца. Отдадим должное решительности последнего – принципиальность оказалась важнее давнего приятельства, и отставного помощника Николая Ивановича исключили из Союза писателей вскоре после того, как он туда был непонятно за какие заслуги принят… Непонятно, потому, что в творческом «багаже» сего творца на момент вступления в организацию значилась всего одна, изданная тиражом в 100 экземпляров книжонка, состоящая из все тех же полуграмотных бранных статеек о Гниломедове, Аврутине и Липском. Книжонка, полистав рукопись которой, директор издательства «Четыре четверти» Л.Ф. Анцух издавать отказалась. За что, разумеется, мгновенно удостоилась разноса на «ЛитКритике». Кстати, еще один повод задуматься над тем, кого и по каким критериям принимают в Союз писателей. Чтобы потом не приходилось со скандалом избавляться от плагиаторов типа Д. Балыко или педофилов вроде получившего немалый срок А. Туровича…

Впрочем, я несколько отвлекся. «Вусмерть» обидевшись на СПБ и лично на Николая Чергинца за исключение из писательской организации, Новиков забыл про недавно ненавистных ему «мовофилов» и переключился на политику, на чем свет ругая Россию, Путина, «Русский мир»… Походя вылил ушат грязи на случайно прочитавшего его писания и посмевшего сказать несколько недоуменных слов секретаря Союза писателей России Александра Боброва. Досталось, разумеется, и живущим в Беларуси русскопишущим авторам. Самое мягкое выражение, которое он использовал в отношении местных русских писателей, «доморощенные». Излишне повторять, что и на сей раз автор этих строк остался одним из основных объектов наскоков Новикова и его немногочисленных сотоварищей по сайту… Добавьте сюда почти маниакальное стремление наводить «порядок» во всем, что касается белорусской литературы, книгоиздания в стране и, разумеется, Союза писателей Беларуси. Недавний объект восторженного обожания Новикова Николай Иванович Чергинец внезапно был объявлен лютым врагом и главным разрушителем литературы. Правда, не один, а с «поплечниками» (такого слова в русском языке, к сведению г-на Новикова, не существует). Каких только обвинений бывший гонитель «мовофилов», демонстративно переименовав себя из Александра в «Алеся», не предъявил своему бывшему кумиру, которого совсем недавно на том же сайте объявлял выдающимся мастером слова и предлагал присвоить ему звание «народного писателя». Выражения, которые он нынче адресует Председателю СПБ сродни тем, что награждают друг друга возле пивной перебравшие «чернила» бомжи. Насколько мне известно, Союз писателей Беларуси в связи с нанесенными ряду видных писателей и прежде всего Председателю СПБ Н.И Чергинцу оскорблениями подал заявление в органы внутренних дел, чему Новиков несказанно в одной из своих публикаций «удивился» -- мол, а почему нельзя публично обозвать другого таким-то бранным словом, если внутренне ты его именуешь именно так?.. Вот, собственно, и вся интеллигентность сего псевдо-критика. Хотя допускаю, что понятие интеллигентности он тоже оставляет за скобками той «критики», которую выбрал себе в качестве нового жизненного кредо и где Литература, как таковая не присутствует вовсе…

Не знаю, нужны ли Николаю Ивановичу Чергинцу мои сегодняшние слова в его защиту – он человек, вполне способный защитить себя сам. Тем более, что правота и закон на его стороне. Но дело в том, что я вступаюсь не за генерала Чергинца, не за Чергинца – председателя Союза писателей, а за Чергинца – главного героя моей документальной повести, выдержавшей несколько изданий. И, разумеется, за честь творческой организации, у истоков которой, в отличие от А. Новикова, стоял сам.

К сожалению, сегодня под публикациями сайта практически нет возмущенных комментариев, многие писатели делают вид, что откровенная грязь, которой Новиков со товарищи поливают своих коллег, их не касается. Более того, среди членов СПБ находятся люди, смакующие публикующуюся там гнусь, а то и снабжающие владельца сайта информацией, которая никак не могла попасть к нему по официальным каналам. Имена некоторых из этих «информаторов» хорошо известны, именно их Новиков чаще всего и называет, в противовес другим, мастерами и современными классиками. Как совсем еще недавно величал Мастером с большой буквы автора своего сайта из Гродно Ирину Шатырёнок, чья безграмотная цитата в качестве заставки до сих пор «украшает» сайт: "Ибо все, что я пишу и создаю сегодня и буду сотворять завтра, вижу в том незримую поддержку и улыбку моего страстного, непутевого, горячего в поступках и желаниях, страстях и бедах человеческих, моего незабвенного отца». Когда я учился в школе, восьмиклассникам за подобные обороты речи ставили единицу с минусом…

Непонятно другое. Оппозиционные СМИ десятилетиями наперебой кричат о том, что официальные органы, якобы, постоянно затыкают им рты, не позволяют правдиво говорить о положении в обществе. Лживость нашей «свядомай» оппозиции прекрасно известна. Но хотелось бы знать, почему официальные государственные структуры на протяжении нескольких лет позволяют сайту, в названии которого прочитывается название страны, оскорблять порядочных писателей, нанося моральный ущерб их деловой и творческой репутации – ведь пасквили с «ЛитКритики» автоматически подхватываются и разносятся по сети интернета. И как долго такое положение будет сохраняться?

Анатолий АВРУТИН

Источник