Непрошеный адвокат для гауляйтера


Непрошеный адвокат для гауляйтера

29.11.2017                         Новости


В газете «Рэспубліка» от 21 сентября 2017 года был опубликован материал: «Незлобивые заметки: писатель Николай Чергинец — о литераторах, изгнанных из писательских союзов страны». Нужно отметить, что эту острую, злободневную статью Николай Иванович опубликовал накануне своего 80-летия. С учетом почтенного возраста, состояния здоровья мог бы не рваться на баррикады, занять удобную для пенсионера позицию «моя хата с краю» (зачем портить себе нервы и укорачивать жизнь). Но будучи истинным патриотом своей страны, не промолчал, вступил в бой с теми, кто пытается переписать историю Великой Отечественной войны, внести в общество некую смуту, очернить святые для белорусов идеалы. В числе тех, кто «ганьбіць» уважаемое имя писателя, были названы А. Новиков, Э. Скобелев, В. Яковенко.
Каждый литератор-краевед имеет свой взгляд на историю. Человеку свойственно заблуждаться, и в этом нет большого греха. Неожиданно для литературного сообщества писатель Василий Яковенко обратился в прокуратуру с просьбой защитить его честь и достоинство «от покушений председателя Союза писателей Беларуси Николая Чергинца».
Не хотелось давать оценку литературного творчества Василия Яковенко в той части, но приходится.
Его книги «Надлом», «Пакутны век», на первый взгляд, представляют фундаментальный труд, в котором, по словам автора, он стремился показать историю белорусского народа в период военного времени (на исследование потратил 17 лет). Хотелось бы назвать его исследование «семнадцать мгновений весны», но, к сожалению, цветущей весной там не пахнет и не веет. Нет торжества победного мая 1945 года, нет духа весны возрождения послевоенной Беларуси, поднятия ее из руин. Однако ничуть не удивлюсь, если его книги за рубежом будут удостоены некой литературной премии. И дело будет не столько в творчестве, сколько в политике. Касаясь истории нашей страны, Василий Яковенко чернит не только идеи коммунаров, но партизанское движение в Беларуси, советский период и все то, что связано с Россией. (Как это «удачно» ложится на почву враждебной антироссийской, антибелорусской риторики Запада). К слову, учился он в школе имени Сталина на Гомельщине, закончил столичный университет имени Ленина.
Как признается автор, через призму деревни Мотоль Ивановского района он показал историю нашей страны в период военного лихолетья. Где же писатель Василий Яковенко черпал для книг необходимую информацию?
В это трудно поверить, но авторитетным знатоком истории стала для него жена (вдова) гауляйтера Вильгемаль Кубэ, того самого наместника Гитлера в Белоруссии, которого называли палачом белорусского народа. Неудивительно, что Яковенко в своей книге генерального комиссара рейха в Белоруссии (Беларутении) В. Кубэ представляет «добродетелем» белорусского народа. Вот цитата:
«Для Кубэ зверства СС и полиции, которые продолжались, перечеркивали все его добрые дела и намерения».
(«Пакутны век. Трылогія». Стр. 520).
Еще одним консультантом для писателя Яковенко стала гражданка США, уроженка деревни Мотоль Мария Демкович. Со слов автора, от нее он узнал правду о войне.
Вся гнилость «новых взглядов» на события Великой Отечественной войны проявлялись и в «творчестве» Василия Яковенко. У него если партизаны, то обязательно мародеры, если последователи большевиков, то не заслуживают добрых слов: они «сдирали скальпы со своего народа». Так кто же тогда разбил захватчиков и их местных холуев?
Коль в книгах Василия Яковенко история деревни Мотоль Ивановского района занимает центральное место, необходимо привести несколько примеров «миролюбия» подчиненных генерального комиссара Кубе в Ивановском районе. Прошло более 70 лет, но когда вспоминаешь злодеяния фашистов, в жилах стынет кровь.
Одна из страшнейших трагедий произошла в нашем краю 3 ноября 1942 года в деревне Застружье. Фашисты зверски расстреляли жениха с невестой и всех участников свадьбы. Всего погибло 98 мирных жителей. Среди погибших в основном женщины и дети. В семье Федора Татарчука вместе с родителями были убиты: Степан в возрасте 9 лет, Ольга — 6 лет, Нина — 2 годика, Настенька — две недели. В чем же вина этих младенцев? Эта трагедия — вечная незаживающая рана Полесского края.
В конце ноября 1942 года в д. Лясковичи Ивановского района за связь с партизанами фашисты на глазах матери Кристины Михайловны расстреляли ее 17-летнего сына Федора. В соседнем дворе убили его замужнюю сестру Борейко Ольгу и ее деток: 15-летнюю Аню и 5-летнюю Надю. Грудничка Василька каратели схватили за ноги, размозжив о стену головку, и бросили безжизненное тельце к ногам бабушки.
В истории человечества таких мучений, таких страданий, наполненных невыносимой болью душевных испытаний, горькую чашу которых испила простая белорусская крестьянка Шалота Кристина Михайловна, не знали другие народы. Им такое даже в страшных снах не снилось. Подобные трагедии происходили в каждом регионе Беларуси.
Эти зверства вершились с ведома и одобрения «добродетеля» белорусского народа Вильгельма Кубэ.
Кое-где не любят вспоминать о трагедии белорусского народа. Оно и понятно. Некоторые страны смирились с гитлеровской оккупацией, предпочли пиво с позором или позор с пивом. Им признать героизм и мужество белорусского народа, значит, сознаться в своем малодушии в годы войны. Исследователь истории родного края «правдолюб» Василий Яковенко эту тему обходит стороной.
В книге «Надлом. Кручина вековая» (стр. 263) Василий Яковенко устами своего героя, бригаденфюрера СС Артура Небе, заявляет: «Ваш народ (имеется в виду белорусский) «запуган, и как результат того приторможен, будто кастрированный…» И это речь идет о Белоруссии, партизанской республике, на территории которой земля горела под оккупантами. Одна «рельсовая война» что значит! Она, по мнению историков, во многом способствовала победе в 1943 году на Курской дуге, знаковой победе, ставшей переломной в Великой Отечественной войне.
О героизме и мужестве белорусских партизан написано немало произведений, честных и правдивых. И Быковым, и Адамовичем, Купалой, Коласом, Кулешовым, Шамякиным — как писатель Яковенко им не чета! И это ему хорошо известно, но у него своя «правда» о войне, та, которая востребована лжецами и негодяями. 
Я человек объективный. Знаю, что г-н Яковенко в чем-то вызывает чувство уважения. Он в свое время проделал большую работу по оздоровлению чернобыльских детей. Возглавляемое им объединение БелСоЭС «Чернобыль», опираясь на помощь японцев, содержало этих детей в санатории под Минском. Большая работа проводилась по сохранению природы. В частности, по спасению от мелиорации поймы реки Припяти, которую в 1988 году собирались распахать.
Поэтому мои строки — не пресловутый камень в огород литератора Яковенко, но здесь не тот случай, когда можно занять позицию постороннего наблюдателя и промолчать.
Нет, принципиально не промолчу! Василий Яковенко известный писатель, и, без сомнения, знает крылатые слова: «Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан». Но воспринимает он, похоже, эти слова по-своему. Мол, «правдолюбу» все позволено! Это заблуждение. Переписать историю войны нельзя, ее кровавые и героические «страницы» навечно в памяти нашего народа.
Пользуясь случаем, хочу сказать спасибо патриарху нашей литературы Николаю Ивановичу Чергинцу, что в очередной раз он смело и благородно поднял в печати эту востребованную, злободневную тему.
Анатолий ДЕНИСЕЙКО, 
писатель-публицист, 
обладатель медали 
Евфросинии Полоцкой

Газета «Рэспубліка», 21.10.2017г.