Николай Чергинец: «В Нобелевской премии не нуждаюсь, признание нужно получать на Родине»


Николай Чергинец - о кино и книгах, борьбе с реабилитацией нацизма и грядущем съезде Союза писателей

09.03.2022                                                          Новости


Николая Ивановича Чергинца белорусам дополнительно представлять не надо. В молодости был кумиром спортивных болельщиков: играл в первенстве ­СССР по футболу. Затем служба в милиции, война в Афганистане, статьи в газетах «Известия», «Правда» — и книги, книги, книги… Лихо закрученные остросюжетные детективы, которыми зачитывались и до сих пор зачитывается как молодежь, так и старшее поколение. Несколько лет назад у Николая Чергинца вышел роман «Операция «Кровь». Сейчас белорусские кинематографисты готовятся экранизировать это произведение, посвященное одной из самых трагических страниц истории Беларуси.

 


— Министерством культуры уже принято решение: съемки пройдут на киностудии «Беларусьфильм», — рассказывает писатель. — Режиссером картины выступит Александр Франскевич‑Лайе, он уже не в первый раз обращается к моим книгам.

 

— Николай Иванович, вы всегда предельно точно оперируете фактами и черпаете сведения из архивных документов. Пожалуйста, расскажите читателям о тех исторических событиях, которые легли в основу романа и сюжета будущего фильма.

 


— Под Минском есть местечко Семково, там до войны был детский дом. Когда наши войска отступили, дети остались одни. Гауляйтер Вильгельм Кубе приказал обнести детдом колючей проволокой, и на его территории был создан один из детских концлагерей — увы, не единственный на территории оккупированной Беларуси. Тогда фашисты как раз получили по зубам под Москвой, у них было много раненых, и вышел приказ рейхсминистра оккупированных территорий Розенберга, а потом и самого Гитлера обеспечить армию кровью — и лучше всего детской. Так все маленькие узники стали донорами для немецких солдат, из них выкачивали всю кровь до капли. Всего в Беларуси создали 14 таких центров, самым страшно известным детским концлагерем был Красный Берег, откуда выезжали специальные бригады, которые буквально на глазах у родителей хватали детей и увозили на смерть. Семково же отличалось тем, что туда свозили в том числе и еврейских детей. По принципу — лишь бы кровь была красная, расовая чистота немцев в данном случае не волновала.

 

— Знаю, что вы вместе с режиссером хотите создать в Семково мемориал погибшим детям.

 

— Изначально речь шла о памятнике, но мне показалось, что одной статуи, какой бы хорошей она ни была, все‑таки недостаточно. Бывший концлагерь — это большая территория, там была старинная усадьба, очень красивая, а вокруг нее — обширная лесопарковая зона. И я предложил такую идею: разместить на этой территории множество детских скульптур. С именами и возрастом. Чтобы человек шел по лесу, а погибшие дети как будто окликали бы его из‑за деревьев.

 

— Страшная тема…

 

— Но необходимо вновь поднять ее в Год исторической памяти. Ведь в стране у нас, к сожалению, появились выродки, которые пытаются доказать, что и фашизм‑де не такой плохой, и немцы были не такие страшные. Например, некий Александр Новиков, бывший владелец сайта «Литкритика», который уже неоднократно привлекался за клевету в отношении писателей, государства, а сейчас против него возбуждено уголовное дело именно из‑за реабилитации нацизма. Если вы почитаете, какие инсинуации он распространяет, то, поверьте, вам будет противно! Начиная с утверждения, что Советский Союз не побеждал в Великой Отечественной войне, а оккупировал третью часть Европы и поработил народы. Надеюсь, следствие докажет в конце концов вину этого человека и он будет привлечен к ответственности. Беда в том, что такой Новиков, к сожалению, не один в стране! Я убежден, что с подобными явлениями надо решительно бороться и давать по рукам, не останавливаться в отношении других поклонников нацизма.

 

— Почему‑то оправдание нацизма причудливо связано с «оппозиционной деятельностью», оскорблениями в адрес Главы государства и сопредельных держав — такая вот аберрация сознания. У определенного контингента «творческих людей» сравнивать, к примеру, Путина с Гитлером — вполне обыденный тон.

 


— Я полагаю, что в нашем Уголовном кодексе с учетом той высокой оценки, которую дал Президент Александр ­Лукашенко отношениям Беларуси с Россией, должна быть статья, которая может наказать гражданина нашей страны за клевету и оскорбления не только в адрес нашего ­Президента, но и в адрес главы дружественной державы. Очевидно, что Беларусь должна защищать от клеветы тех зарубежных государственных деятелей, кто по‑братски относится к нашей стране. Думаю, следовало бы на уровне Союзного государства принять такую норму. И, конечно, было бы неплохо, чтобы эта норма была взаимной.

 

— Простите мое любопытство: вижу у вас на столе конверт со штампом Шведской академии. Это то, о чем я думаю?

 


— Да, мне в очередной раз прислали предложение выдвинуться на Нобелевскую премию. Но должен сказать, что считаю Нобелевский комитет по литературе утратившим доверие, поэтому материалы свои посылать не стану.

 

— Что ж, если подумать, детище Альфреда Нобеля сегодня используется практически в тех же целях, что и изобретенный им динамит…

 

— Поэтому ответ мой Шведской академии будет таков: к сожалению, Нобелевская премия сейчас вручается не по способностям и таланту, а из политических соображений, что в первую очередь относится к гуманитарной сфере.

 

Да, в сфере точных наук и фундаментальных исследований продолжают отмечать людей достойных, совершивших научные прорывы, а вот в гуманитарных областях, увы, просто идет политическая игра. Я в этой игре участвовать не хочу, на лесть не реагирую, пришло приглашение — ну и пришло.Именно эта премия сегодня не делает писателю никакой чести, потому и заявляться на нее не вижу смысла. Для уважающего себя автора самое главное — признание в его собственной стране.

 

— К слову о признании: в библиотеках, в том числе в ­Президентской, ваши книги буквально зачитывают до дыр — они постоянно востребованы. Действительно видно, что эти томики прошли через множество рук. В целом по стране ваши произведения, по‑моему, запрашиваются в библиотеках больше 30 тысяч раз в год?

 

— Не буду хвастаться, хотя меня и в советские годы хорошо читали. К большому счастью, в последнее время мы снова наблюдаем рост внимания к бумажной книге. Был период, когда чтение ушло в интернет, но уже видно движение в обратную сторону. И библиотеки, которые кому‑то уже казались реликтом уходящей эпохи, сейчас переживают бум. Союз писателей Беларуси инициировал специальное исследование, во всех библиотеках страны были проведены опросы: сколько книг белорусских авторов есть в фондах и как часто в течение последних лет читатели их брали. Выяснилось, что за два года эти книги запрашивались около 4 миллионов раз. Это очень важный показатель! Приятно, что нам удалось наладить и работу со многими организациями: около 20 тысяч раз в год представители союза выступают в учебных заведениях, воинских частях, трудовых коллективах, встречаются со школьниками, студентами, и это дает свой результат. Во‑первых, люди все больше узнают об отечественных литераторах, а во‑вторых, авторы делают большое дело: в своей области они являются проводниками политики страны.

 

Часто слово писателя играет решающую роль, когда идет какой‑то спор. И в сложное время в 2020 году, когда в Беларуси была предпринята попытка государственного переворота, Союз писателей Беларуси не дрогнул. Литераторы пошли в народ, встречались с людьми, беседовали, доказывали… Считаю это тоже нашим достижением, итогом нашей работы: мы продемонстрировали свою монолитность, надежность, поддержку в осуществлении государственной политики, соблюдения законности, уважения к руководству страны.

 


— Весной состоится съезд Союза писателей Беларуси, который уже несколько раз переносился из‑за эпидемиологической ситуации. О чем пойдет речь?

 

— Согласно уставу Союз писателей должен раз в пять лет проводить съезд, на котором мы подводим итоги и отчитываемся о проделанной работе. К сожалению, ситуация с пандемией коронавируса не позволяла долгое время собрать в одном месте столько людей (а в нашем союзе более 700 литераторов), чтобы не подвергнуть их здоровье опасности. Поэтому было принято решение о переносе съезда писателей с декабря на март: надеемся, к этому времени пик заболеваемости спадет. А поскольку 23—27 марта состоится очередная Минская международная книжная выставка‑ярмарка, мы очень удачно и естественно приурочим наш форум к этому событию.

 

— Вы неоднократно говорили о необходимости постепенного омолаживания союза. Кому‑то действительно может показаться, что в литературе у нас сплошь аксакалы. А как обстоят дела в реальности?

 

— Да, ориентация на омоложение — это наша официальная позиция. Но здесь надо сказать вот что. Часто приходится слышать, мол, у вас одни старики в союзе. Это не так: у нас достаточно молодежи, наши писатели возглавляют более 200 литературных кружков и объединений в стране, что позволяет выявлять молодые таланты. Однако надо понимать, что поэтом человек может и в 15 лет быть, но часто к 20 годам уже сгорает. А вот прозаиками становятся, как правило, в зрелом возрасте, годам к 40, а то и старше. Поэтому те, кто считает нашу организацию старой, просто не знают специфики литературного процесса. Лев Толстой, например, написал «Войну и мир» в возрасте 41 года, Максим Горький роман «Мать» — в 50 лет, Якуб Колас создал поэму «Новая зямля» в 51 год, роман Ивана Мележа «Люди на болоте» был написан в 51 год. А у нас многие посчитали людей в этом возрасте стариками!

 


— В последнее время в белорусских издательствах настоящий бум детских книжек, они совершенно чудесные — красивые, отлично иллюстрированные…

 

— Это еще одно достижение прошедшего периода. Я очень рад, что у нас получился такой хороший рывок в области детской литературы, на что нацеливал нас Глава государства. Появилось много новых авторов — и молодых, и постарше, изданы прекрасные книги. Но это далеко не единственное направление, в котором мы работали последние годы. Так, нам удалось сдвинуть с мертвой точки тему, которую почему‑то литература не очень затрагивает: это Первая мировая война.

 

Источник: https://www.sb.by/articles/nikolay-cherginets-v-nobelevskoy-premii-ne-nuzhdayus-priznanie-nuzhno-poluchat-na-rodine.html

 

Продолжение читайте на сайте: https://www.sb.by/articles/nikolay-cherginets-v-nobelevskoy-premii-ne-nuzhdayus-priznanie-nuzhno-poluchat-na-rodine.html