«Федерико Феллини» – пьеса о Родине


«Федерико Феллини» – пьеса о Родине

15.10.2020                                  Литературная критика


Признайтесь, вы любите кино? Нет, не бесконечные сериалы, продлеваемые на множество сезонов, пусть некоторые из них вроде «Шерлока» и «Игры престолов» затмили полный метр как по вложенным деньгам, так и по техническому уровню исполнения. Я имею в виду кино классическое, полноформатное, эпохальные ленты. Кинофильмы, которые хочется пересматривать хотя бы раз в три-четыре года…

Что любопытно, качество съёмки, зависящее только от аппаратуры, но не от операторского мастерства, для старых фильмов не играет особого значения. Я раза четыре пересматривал «долларовую трилогию» Серджио Леоне, законченную в 1966 г. Снятая безо всякой «цифры», трилогия до сих пор ошеломляет актёрской игрой, профессионализмом постановки и совершенно фантастическим саундом!

Но по сравнению с фильмами Феллини вестерны Леоне – всего лишь попса, увы. Георгий Марчук, бывший директор «Беларусьфильма» и один из самых компетентных экспертов страны в области классического кинематографа, придерживается такого же мнения. Пьеса Марчука «Федерико Феллини», опубликованная в «Нёмане» 9-2020, насколько мне известно, является первым произведением такого плана в мировой истории литературы. В своё время вышел фильм Этторе Сколы «Это странное имя Федерико», проскользнувший незамеченным для широкой аудитории, а жаль. Георгий Васильевич, видимо, решил исправить историческую несправедливость – хотя бы для русскоязычного пространства. Пьеса получилась зрелищной, заставляющей сопереживать до финальных реплик… но, скорее, потенциально зрелищной. Всё же текст драматического произведения, как и киносценарий, служит полуфабрикатом конечного продукта – театральной постановки или фильма, непрофессиональная реализация замысла может сгубить самый лучший исходник, от души желаю Марчуку успешного воплощения «Федерико Феллини» на сцене.

Тут нужно добавить ложку дёгтя. Марчук щедро использует музыку из фильмов, кстати – со вкусом подобранную. Музыкальные произведения являются объектом защиты авторского права, их использование – платное. Боюсь, придётся ограничиться темой из «Восемь с половиной», иначе постановка выйдет слишком дорогой. Но хватит о грустном.

Пьеса биографична, при этом далека от «где родился, где крестился». Повествование ведётся от имени журналиста Джованни Гриццини. Посвящена 100-летию со дня рождения классика – Феллини родился в 1920-м году.

Сложно выделить главный драматический конфликт, их несколько. Я бы выделил конфликт между необходимостью самореализации режиссёра в Голливуде, где самые большие в мире возможности в кинематографе, и патриотизмом Феллине, его тяге к Родине или, по крайней мере, ко всему итальянскому. Собственно, таковы его самые известные фильмы, повествующие об итальянцах американской публике, и их персонажи – отнюдь не гангстеры из коза-ностры.

Как передать по-английски чувства, вербально оформленные по-итальянски? «Мне нужен родной язык, - говорит Феллини. И добавляет: - С переводчиком уходит естественность». А я чувствую, что эти слова в уста итальянского персонажа вкладывает белорус, сознающий уникальность мовы и невозможность 100%ой передачи всех оттенков её звучания на русский и иные языки! «Италия родила его, и он прославляет её во всём мире!» - заключает Гриццини в последнем действии пьесы о Феллини, так же как и мы прославляем Беларусь, где бы ни находились и что бы ни творили.

Говорят, с ХХ-м веком ушло классическое кино, снимавшееся на 36-мм киноплёнку, без спецэффектов или их самым минимумом, пришла новая эра, где можно нарисовать любимого актёра Феллини – Марчелло Мастрояни, и тот будет сновать в кадре, словно в компьютерной симуляции, не менее реалистичный, чем в «Джинджер и Фред»… А зачем? В Питере я стремлюсь выбраться в Русский музей или в картинную галерею Эрмитажа, меня ничуть не смущает техническое несовершенство писанных маслом картин, компьютерная графика и чётче, и ярче, но ничуть не умаляет ценности полотен живописцев.

Феллини для нас – такой же неподвластный времени классик, как великие художники, писатели, зодчие прошлого, и спасибо Георгию Марчуку, что не даёт об этом забыть.

Анатолий МАТВИЕНКО