Поговорим о дряни - 2


Поговорим о дряни - 2

18.01.2017                                       Слово писателю 


Сегодня мы начинаем публикацию отзывов (а не "комментов") на серию материалов "Явление Иуды народу". Кстати, сегодня выходит и вторая (но далеко не последняя) часть этой серии. Все эти материалы основаны на фактах, и только фактах. То есть, на тех словах, которые были реально сказаны (опубликованы) "великим литкритиком", как он себя считает, а на деле - наглецом и невежей, бессовестным человеком Александром Новиковым. Редакция сайта СПБ предлагает всем писателям, и не только писателям, высказать свое отношение к тому, о чем идет речь в первой статье, и в последующих материалах. Или - нашему писательскому сообществу, равно как и тем, кто к нему не принадлежит, нечего сказать?  Если есть - пишите на электронный адрес oo-spb@tut.by 


18.01.17 Анатолий МАТВИЕНКО:

Коль на сайте СПБ процитировали старую публикацию «Литкритики» моего авторства, придётся и мне вмешаться в обсуждение. Вот эта цитата:

21 октября 2013 года А.Новиков на своем портале разместил материал одного из авторов «Белорусская литература на русском языке. А еще на каком?!». Там есть фраза: «Известная тема – относится ли русскоязычная литература, написанная белорусскими авторами, к белорусской литературе – поднимается преимущественно «патриотами» мовы, которых Александр Новиков окрестил «мовофилами». Русскоязычные пишут себе. Добиваются успеха – замечательно. Если закисают в самиздате, P&D или малотиражках «Мастацкай лiтаратуры» в обнимку со «Звяздой» - сами виноваты, но никак не язык рукописи. А мовофилы волнуются. Кидаются в обсуждение по любому поводу». (Сайт ОО СПБ 12.01.2017).

Откровенно говоря, мне жаль, что увядший от общественного неприятия неологизм «мовофил» не прижился, я его воспринимал в позитивном ключе как нечто аналогичное понятию «библиофил», только с предпочтением литературы на белорусском. Закрепился же неблагозвучный «сучбеллiт»!

В ещё большей степени мне жаль, что сайт Александра Новикова, к раскрутке которого я приложил массу сил, принял нынешний вид. Мне было противно писать для этого ресурса в середине 2014 года из-за антирусской и антироссийской пропаганды на «Литкритике». Каждый имеет право на свою точку зрения, но литературно-критический сайт позиционировать как площадку для политических споров не стоило.

Сейчас я работаю в РИУ «Издательский Дом «Звязда». За два с половиной года с публикации моих последних заметок на «Литкритике» кое-что поменялось в представлении о литературном мире. Изнутри многое видно лучше, более того – заметны некоторые недостатки, невидимые снаружи. Скажу две вещи, возможно, для кого-то они покажутся неожиданными. Во-первых, я не поменял коренным образом точку зрения на литературные процессы. Во-вторых, мне никто не возбраняет её высказывать, работая в государственном предприятии и являясь членом СПБ.

Как было замечено, Новиков подписывался Александром, сейчас – Алесь. Я в редких своих публикациях на мове подписываюсь Анатолiй, так у меня в паспорте, а не Анатоль, как звучит белорусский эквивалент моего имени. Это – мелкий, но весьма красноречивый штрих.

Теперь скажу о более существенной разнице. В ноябре 2016 г., к открытию Съезда ОО СПБ, «Беларуская думка» опубликовала мою достаточно резкую статью «Творец или иждивенец». Немедленно после её выхода я получил приказ руководства как можно быстрее организовать размещение текста на ресурсах «Звязды». Желающие имеют возможность ознакомиться.  Я же использую публикацию, чтобы показать, почему сейчас не только не пишу на «Литкритику», но и захожу на этот сайт редко.

Текст статьи, повторяю, резкий. Там досталось издательствам, книготорговле, системе образования. Персонально авторам – тоже. Кто-то не согласен, но люди прислушиваются. Статья получила резонанс, никто мне по шапке не настучал. А на Новикова обижаются персонально. Почему?

Вот фрагмент моей статьи.

При составлении школьной программы совершенно игнорируется тот факт, что в последние тридцать лет ни одно из значимых произведений нашей прозы не написано по-белорусски. Все нашумевшие, прославившие белорусскую литературу, многократно переиздававшиеся книги созданы на русском языке: «Сыновья» Николая Чергинца, «У войны не женское лицо» Светланы Алексиевич, «Ликвидация» Вячеслава Бондаренко, фэнтезийные сериалы Ольги Громыко. В школьной программе на 2016–2017 год их нет, зато фигурируют десятки текстов, не пользующихся признанием. Если говорить без обиняков – отвергнутых читателем. Навязывание их школьникам не прививает любви к отечественной литературе.

Как легко заметить, здесь приведены конкретные факты. Их можно признавать или не признавать, принимать как есть или оспаривать. Но никто не скажет, что утверждения голословны.

Переходим на конкретику, касающуюся личностей.

…На прилавках магазинов периодически появляются книжки, перенасыщенные нецензурной бранью или вульгарным изобилием сексуальных подробностей («Сфагнум» Виктора Мартиновича, «Девять» Анатолия Андреева и др.).

Я не пишу, что Виктор Мартинович ругается матом как прапорщик Советской Армии, не утверждаю, что Анатолий Андреев всеми фибрами души увлечён тематикой половых контактов. Я не знаком с ними лично, ни разу не присутствовал на их публичных выступлениях. Более того, вообще не считаю нужным акцентировать внимание на персональных качествах авторов, большинство литераторов с мировой известностью – довольно неприятные, часто психически неуравновешенные люди. Хороший парень – это не литературный чин. У меня речь идёт исключительно о текстах. В «Сфагнуме» действительно много табуированной лексики, а в «Девять» – натуралистичных сексуальных подробностей. С этим спорить трудно.

Новиков постоянно сбивается именно на оценку личностей, вешает ярлыки. Это – не критика. И литературоведение, и критика концентрируются на литературе. Окололитературные процессы относятся к публицистике. К сожалению, собственно критики на «Литкритике» (пардон за повторы) всё меньше.

Вот из последних публикаций:

Алесь [Карлюкевич] не сдал структурное подразделение холдинга – газету «ЛіМ» – Аврутину (возможно, догадывался, какое это ничтожество). Подробнее – тут.  

Цитат, подобных этой, с «Литкритики» можно надёргать множество, не буду их повторять и тем самым ретранслировать. В той публикации вообще нет анализа деятельности Аврутина, разбора его произведений. Не найти даже отсылки к предыдущим разоблачительным статьям, дающим право (по мнению автора заметки), клеймить Аврутина неблагозвучным словом.

Анализировать долго. Проще так: бабах – клеймо поставлено.

Вот ещё один пример, забавный.

В заключительном, двенадцатом номере журнала «Нёман» за 2016 год, для критика материалов почти нет. Прозу, достойную внимания, в секторе литературы, контролируемым руководством Союза писателей Беларуси, не производят. [Авторская орфография сохранена. – А.М.] Здесь, если не верите мне на слово.

Дело даже не в том, что номер «Нёмана» причислен к категории макулатуры без анализа текста, голословным утверждением. И не в том, что в номере помещены три моих рассказа – своё не оцениваю, ибо не могу быть объективным. Но тираж появился в продаже в самом конце декабря, а в начале января я не без труда нашёл единственный номер в переходе на пл. Победы, во всех точках ближе к моему Уручью они закончились. Продавщица сказала: во вчерашнюю смену было пять номеров, вам последний достался, «Нёман» хорошо берут! К слову, «Полымя» уже раскупили в ноль до моего прихода. А оба журнала – отнюдь не глянец, не развлекательная беллетристика.

Популярность у читателя – не абсолют, но штука важная. У «Литкритики» посещаемость выглядит так себе. Вроде бы скандальность должна подкупать, люди падки на ниспровержение авторитетов. Я проверял через анализаторы по mail.ru. Посещаемость ресурса меня не впечатлила, между сотней и полторы сотни в день. Публикации из «Нёмана», «не достойные внимания критика», на сайте «Звязды» чаще востребуются, чем статьи на «Литкритике».

Навешивание ярлыков не даёт популярности, не укрепляет авторитет.

Наконец, по поводу метаморфоз «мова или русский». «Алесь» или «Александр».

Любой, имеющий подключение к интернету, может легко убедиться, что «язык руский» (с одним «С») Статута ВКЛ ближе к современному русскому, а также белорусской или украинской мове, чем язык любого письменного источника Московского царства. Восточная Русь заговорила сравнительно по-русски, а не на тюркско-финско-болгарской смеси, после того, как под влиянием Симеона Полоцкого менялся церковный канон, люди в храмах услышали рускую речь. Петровские указы уже можно читать без словаря и переводчика. Пусть меня закидают тапками профессиональные лингвисты, но если бы не великий литвин и не влияние ВКЛ, в Москве и сейчас бы говорили, наверно, что-то вроде «аз есмь отрок».

И Беларусь, и Украина имеют два национальных языка – русский и мову. Первый – как производный от языка ВКЛ и языка Царства Русского, совершенствовавшийся усилиями всех народов бывшей Российской Империи. Мова (в исходнике слово означает «говор», «диалект») – самостоятельный язык, развившийся из наречия низких слоёв населения, в то время как культурная элита предпочла говорить иначе – на польском, на французском, на русском.

Украинская мова – отличительная черта украинского достояния. Белорусская мова – отличительная черта нашего. Поэтому они ценны для национального самосознания. Даже в Украине, где русский язык лишён статуса государственного, он весьма распространён, по некоторым оценкам – преобладает. В Беларуси абсолютно доминирует. В силу исторических причин русский остаётся родным языком для многих народов. Проводить равенства или параллели такого типа: русский язык = Русский Мир, Россия = Путин, Беларусь = мова, по меньшей мере, бесперспективно, это касается не только «Литкритики».

Главное – какой ты патриот своей страны, а не на какой манер произносишь своё имя.

Политическая наивность заметок Александра-Алеся очень хорошо заметна, если копнуть его старые публикации на российско-украинскую тему. Например, эту, когда Пётр Порошенко вступал в должность с нарушением Конституции Украины, потому что Верховная Рада проигнорировала конституционный порядок отстранения Виктора Януковича от власти, и формально бывший лидер сохранял полномочия Президента.

Не буду описывать подробно это масштабное, великолепное мероприятие, на которое съехались главы многих государств и гости. Несомненно, что это знаковое событие для многих разумных людей в мире, собственно, для планеты Земля. <…>

Сама атмосфера торжественного мероприятия, обстановка, присутствующие знаменитые люди, да и те организаторы, которые попадали в кадр, просто впечатляли. Это напоминает старые, древние европейские традиции. Украина – европейская страна и этим все сказано.

Насколько проникновенна была речь нового президента Петра Порошенко! Без восторга о ней нельзя говорить. Выступление президента Украины неоднократно прерывалось аплодисментами, в том числе и бурными. Присутствующие вставали с мест.

Вытрем слёзы восторга. Если бы я имел украинское гражданство, голосовал бы за Порошенко, осознавая его нелегитимность. Он казался единственным оптимальным кандидатом в президенты при дефиците реальных кандидатур, а Украина страдала от безвластия. Но уже тогда большинство серьёзных политических обозревателей сомневалось, что Порошенко сумеет обернуть ситуацию к лучшему. Сейчас электоральный рейтинг Порошенко того же порядка, что у Януковича перед свержением. Стоило этими «аплодисментами, в том числе и бурными» забивать литературно-критический сайт?

Больше всего меня удивляет другое.

Отчего столько внимания «Литкритике»?

О ресурсе говорят больше, чем его посещают.

По большому счёту, это личный блог владельца, с той лишь разницей, что ему не жаль оплачивать домен и услуги провайдера. Ровно так же блог, при желании, поддерживается в социальных сетях, а раскручивается там лучше.

Если кто-то считает себя лично задетым и нуждается в правовой защите – есть суд и исковое производство о возмещении морального ущерба. Исков нет? Значит, Новиков никого не ужалил достаточно ощутимо. Вред «Литкритики» заключается в перемешивании вполне здравых мыслей о недостатках белорусского литпроцесса со скандальными выпадами и политически инфантильными перепостами с антироссийских сайтов. Поэтому здравая составляющая скомпрометирована.

Оставим же Новикова в покое. Пусть пишет для своего узкого круга. 

19.01.17 Александр, русскоязычный автор, г.Минск:

Наконец-то пресс-служба СПБ показала истинное лицо этого псевдописателя, псевдокритика Александра Новикова. Его высказывания в адрес белорусского языка и белорусскоязычных авторов – это прямое нарушение уголовного законодательства в виде разжигания межнациональной розни. Сам я – да, пишу на русском. Но считаю, что наши государственные языки, а их у нас два, надо хотя бы уважать, уж если какой из них любить не хочешь.

Даже если бы Новиков был известным писателем, его за издевательство над «беларускай мовай» надо было исключить из рядов СПБ, а точнее, гнать поганой метлой. А за свои пасквили в отношении белорусскоязычных писателей и белорусского языка он должен ответить перед уголовным судом.

19.01.17  Маргарита, г.Гомель:

Интересно, а кто из представителей госорганов, призванных следить за соблюдением законов о языке, о равноправии белорусского и русского языков, ответит за то, что этот товарищ по-хамски нарушает Конституцию нашей страны?

Разве это не разжигание Новиковым межнациональной розни?

19.01.17 Николай М., просто читатель и гражданин Беларуси, г.Минск:

Новиков как был перевертышем, так и остался. В статье «СТБ – тэлебачанне якой сталицы?» вдруг обрушился на то, что в передаче велся разговор на русском языке. Хотя сам всю свою сознательную жизнь разговаривает на русском. Издевался над белорусским языком. Писака доказывал, что белорусского языка нет. Он уже совсем совесть потерял.

Ну, вот, перевертыш уже налетел со своей «деградацией…» и на Михася Южика, инвалида, который прекратил  свое сотрудничество с никчемным сайтом Новикова. А ведь когда-то Новиков так его хвалил…

А мне вот интересно, СПБ ставил перед Министерством информации вопрос о рассмотрении публикаций с этого сайта и его ответственности за оскорбления белорусского языка и белорусскоязычных авторов? 

03.02.17  Неизвестный автор из глубины столетий: 

Виссариону Белинскому

Неистовый Виссарион,

Очнись, дай Новикову в ухо,

Промолви сумрачно и глухо:

"А ну-ка, самозванец, вон!"

Нет, он, конечно, не поймет,

Кому такое было нужно -

Аврутин... Гришковец... Пресс-служба...

Как будто нет иных забот.

Мы помним таинство твое:

"Что не искусство - то халтура,

Ведь в мире есть Литература,

А есть, кто лает на нее..."

И он на гнусном рубеже

Всё не поймет - его отвага,

Как туалетная бумага,

Что кто-то пользовал уже...