Глеб Пудаў пра кнігу Марыі Шэбанец "Таямніца"


Глеб Пудаў пра кнігу Марыі Шэбанец

В 2016 году вышла в свет книга стихов Марии Шебанец (Бельской) «Таямнiца». Это первая книга молодой поэтессы, хотя новичком в поэзии ее назвать нельзя. Участие и победы в конкурсах, публикации в коллективных сборниках впечатляют, однако сами по себе они мало могут рассказать об авторе. Истинную ценность для любителей поэзии представляют стихи Марии, свидетельствующие о том, что в Беларуси появился необычайно интересный и самобытный поэт.

Как известно, диалог с читателем — одна из важнейших творческих задач, которые ставит перед собой автор. В сборнике «Таямнiца» она, безусловно, решена, ибо при чтении стихотворений возникает активный диалог читателя и автора. В чем же причина этого?

В современной белорусской поэзии немало стихотворений, повествующих о красоте природы и честных, трудолюбивых людях. Однако далеко не каждое может сравниться с произведениями Марии Шебанец своей искренностью, проникновенностью. Можно было бы указать, что главной темой ее книги является Родина, ее значение для каждого человека. Но сказать так — не сказать ничего, ибо эта тема для творчества Марии всеобъемлюща. Именно любовь к Родине неожиданно сообщает описаниям, казалось бы, простых деревенских будней и прекрасной белорусской природы монументальность, смысловой размах и особое значение. Многие образы становятся глубоко символичными, многие события — знаковыми. Например, поэма «Цэнтр сусвету» — не только «литературный памятник уходящему миру белорусской деревни», как определяет ее сам автор, не только в некотором смысле памятник истории и этнографии, но и — возможно, неожиданно для Марии — обнажение сути белорусского понимания мира. И это совершенно естественно, ибо творчество Марии Шебанец неотделимо от Родины — Беларуси.

В этом случае, кажется, будет уместна параллель с традиционным искусством. Как известно, свойства материала (дерева, металла, кости и проч.) непосредственно влияют на внешний вид произведений народных мастеров, определяют художественный стиль того или иного изделия. Применительно к стихам Марии Шебанец лазурь белорусского неба, музыкальный шелест травы, хрустальный блеск озер, изумрудные оттенки лесов — вот что оказало воздействие на ее творчество и в конечном счете определило стиль стихотворений. Пожалуй, во всей современной белорусской поэзии мало найдется произведений, так органично связанных с природой.

Именно здесь истоки музыкальности стихотворений молодой поэтессы. Многие из них в будущем могут стать песней, например, вторая часть поэмы «Цэнтр сусвету» под названием «Дарога» (приведем первое четверостишие: «Ой, дарога, мая ты дарога! // Да грудзей прытулюся тваих. // Не судзi, не судзi мяне строга, // Што так мала слядочкаў маiх!»).

В целом творчеству Марии свойственно разнообразие интонаций: здесь и элегические нотки («Любы камень ты мой прыдарожны, // Я шырока цябе абдыму. // Колькі ўжо сустракаў і праводзіў // Ты мяне, мае слёзы, мой сум!»...), и мотивы народного сказа («Да светлай прасторы, // Да роднага поля, // Да радасці-волі, // Да хлеба і солі // — Імчыце!»...), и плавная повествовательность исторического произведения («Калі завіруха злуе і гудзе, // І час да усходу няблізкі, // Адзін старажытным гасцінцам ідзе // Міхал Клеафас Агінскі»...), и торжественность эпоса («Вось, сярод дыяментаў зялёнага неба, // Крочу я ў захапленні дзівоснай красой»…). В произведениях Марии Шебанец, как яркие жемчужины, рассыпаны интересные наблюдения за людьми. С любовью и легким юмором она повествует о белорусских «чудо-людях» («Ранак... Ну, да родных хатак, // Да дзядуляў хітраватых, // Іх бабуляў зухаватых — // Камандзіраў сцен шурпатых…», «Чародкі бабулечак першых // Праз дзверы так жвава кульгаюць…»).

Вкратце скажем о формальной стороне стихотворений из сборника. Подавляющее большинство написано классическими размерами. В этом смысле Мария проявила склонность к традиции, к ритмике великой поэзии прошлого. Однако при этом ее рифму нельзя назвать точной, иногда она принимает вид приблизительного созвучия («князь — шукаць», «вучэльнi — натхненне»), а в некоторых случаях — банальна («неба — глеба», «поле — волi», «Радзiма — адзiны», «у свеце — вецер» и т. д.). Также укажем на обилие глагольных рифм; составные, экзотические и другие виды рифм почти не встречаются. Строфика этого сборника вполне традиционна, за исключением поэмы «Цэнтр сусвету», в которой Мария использует разнообразные виды строф.

Касательно образной составляющей творчества Марии можно отметить, что временами образы ее стихотворений ярки и неожиданны, временами — тривиальны («крыламi ветру», «затрапяталася сэрца, бы птушкай рухавай»). Тем не менее, все это — не недостатки, а особенности стиля поэтессы. Попутно заметим, что образы солнца и птицы относятся к числу наиболее часто встречающихся.

У поэзии Марии Шебанец есть свой секрет, своя «таямнiца»: многим ее стихам суждена долгая жизнь в душах читателей.

Глеб ПУДОВ

“Нёман” №11-2018