Написанное остается


Написанное остается

28.11.2016           Культура  


29 ноября очередной съезд собирает Союз писателей Беларуси. В Минске ждут около 600 его участников и гостей из 10 стран. Заседание пройдет в зале Белгосфилармонии. Предстоят отчетный доклад, выборы главы творческого объединения, обсуждение проблем, стоящих перед литераторами. О некоторых из них накануне съезда мы побеседовали с председателем Союза писателей Беларуси Николаем Чергинцом. 


— Николай Иванович, что в первую очередь волнует сегодня писателей?

— Разумеется, издание книг. К своей книге писатель относится, как отец к родному ребенку. Каждому кажется, что лучше его книги нет. Но часто бывает, что произведение оценивается не так, как того хотел бы автор. Книготорг и издательства в первую очередь хотят видеть ту книгу, которая будет прочитана, значит, куплена. Никто не хочет затоваривать свои склады, нести убытки. А писатель считает: раз написана, должна быть издана. Возникает конфликтная ситуация. Тут же раздаются голоса: Союз писателей ничего не делает. И как объяснить этому писателю: браток, это же бизнес, а твои книги не продаются, пылятся в магазинах.

— Много или мало издается книг?

— За 5 последних лет издано 1.910 книг — это много. С учетом, что членов союза около 700 человек, по две книги на нос, условно говоря, получается. Но все равно претензии: вот, мол, в Минске издается много, а в областях мало. Да, это так. Но ведь в Минской городской организации состоит ровно половина членов нашего союза. Естественно, и книг больше, чем в регионах. Эта междуусобица удручает и огорчает. Мучительно думаю: бытует зависть среди писателей. Это — болезнь, на которую обращаем внимание, чтобы искоренить. Даже насчет национальной литературной премии хочу внести предложение, чтобы в жюри конкурса не входили писатели.

— Может, как следует разобрать произведения по косточкам некому?

— Действительно, настоящей критики у нас нет, к сожалению. А хотелось бы, чтобы была такая, которая двигала литературу вперед. Нам нужен институт литературной критики, имеется в виду общественное образование, профессионалы, которые, указывая на слабые стороны произведения, не оскорбляли бы автора, а учили его, давали возможность дальше работать лучше, с учетом этих замечаний.

— Вы упомянули затоваренные книгами склады магазинов. В чем дело?

— Книг белорусских авторов продается сегодня раз в 90 меньше, чем книг в целом. По подсчетам, только 1% белорусских книг находится в книготорговле. Остальные — завозные, красиво оформленные, но нередко за этой обложкой ничего нет. Проблема усугубляется тем, что НДС на книгу нашу — 20%, а скажем, в России или Казахстане — 10%. Наша книга не выдерживает ценовой конкуренции. В этой ситуации мы ставим вопрос о защите белорусской литературы. Например, во Франции за показ иностранных фильмов берут определенный процент на укрепление национального киноискусства. Хорошо бы и нам сделать так в деле книгораспространения. Очевидно, на государственном уровне надо решать эту проблему.

— Кто–то скажет: книга — что, интернет — все.

— Мы провели серьезное исследование, изучали спрос на книги наших 50 наиболее известных писателей, по всем библиотекам страны разослали анкету. Оказалось, за два с небольшим года эти книги требовались около 2,5 миллиона раз. Это — немало. По–моему, хорошее направление, значение книги растет. К слову, мы поставили вопрос о необдуманном сокращении библиотек. Где населения мало — не спорим, нужно. Но бывали случаи, когда под шумок закрывались и библиотеки востребованные. Сейчас есть команда от Министерства культуры: не закрывать библиотеки без ведома Союза писателей.

— Гонорары — вопрос всегда для литераторов актуальный.

— Ситуация сегодня такая: писатель может издать книгу раз в 4 — 5 лет. По нынешним суммам — это гонорар где–то 8.000 рублей. Но ему до новой книги следующие 4 — 5 лет жить на что–то надо. Выкручиваются кто как. Есть случаи, работают писатели и кочегарами, и грузчиками, и дворниками. Ведь каждый месяц ему надо платить в пенсионный фонд. Это в советское время писательская деятельность учитывалась в трудовой стаж. Теперь — нет. Приходит время пенсии, и литератор, занимавшийся только писательским трудом, оказывается на одном уровне с бомжом. Считается: писатель — не профессия. Мы ставим вопрос перед Министерством труда и социальной защиты: давайте определим группу писателей, которые заслуживают получать пенсию не бомжа. Конечно, есть лауреаты госпремии, у них пенсия немного выше средней. Но считаю: в перечень надо включить и писателей, чьи книги изучаются в школах, чьи произведения получили большую огласку за рубежом, переведены на многие языки, кто награжден за литературную деятельность орденами и медалями. Давайте создадим зеленый свет в конце туннеля, чтобы видно было, на какие книги и на каких авторов равняться.

— В том числе и молодым. В творческом союзе молодежи много?

— За последние три года приняты два десятка начинающих литераторов. За пять лет — человек 70 пришли. Мы пытаемся выстроить стройную систему выявления и поддержки талантливого подрастающего поколения, начиная от детских садов и заканчивая студентами, рабочей молодежью. Проводим конкурсы, награждаем денежными премиями победителей, устраиваем семинары, работаем с литобъединениями, помогаем издавать первые книги. Продолжает выходить серия «Минские молодые голоса», выпустили сборник поэзии, в который вошли произведения более 180 молодых авторов. Стараемся привлечь молодежь в литературу, поднять авторитет писателя в ее глазах. Не хотим допустить, чтобы бытовало мнение, будто писатель — бесперспективная профессия.

Советская Белоруссия № 227 (25109). Пятница, 25 ноября 2016

Автор публикации: Ирина СВИРКО  svirko@sb.by

Автор фотографии: Юрий МОЗОЛЕВСКИЙ
Читать статью полностью на портале «СБ»:

http://www.sb.by/kultura/article/napisannoe-ostaetsya-25112016.html